+9°
Boom metrics
Политика1 мая 2024 9:50

Ретроспектива провалившейся аферы, условно называемой «тендером»

Тема концессии коммерческих площадей в Кишиневском международном аэропорту спровоцировала кризис, который уже влечет за собой серьезные политические издержки
Источник:kp.media
Тема концессии коммерческих площадей в Кишиневском международном аэропорту спровоцировала кризис, который уже влечет за собой серьезные политические издержки.

Тема концессии коммерческих площадей в Кишиневском международном аэропорту спровоцировала кризис, который уже влечет за собой серьезные политические издержки.

Тема концессии коммерческих площадей в Кишиневском международном аэропорту спровоцировала кризис, который уже влечет за собой серьезные политические издержки. И не только политические, но и судебные в будущем.

Так, провалился уже третий тендер, поэтому Агентство публичной собственности объявило, что готовится к новому тендеру в мае. Вот только если намерения останутся прежними, а условия конкурса не изменятся, вероятность успеха схемы станет еще меньше. Именно схемы, потому что уже не остается никаких сомнений в том, что все происходящее делается исключительно в интересах частного экономического агента Lagardere Travel Retail, который хочет при непосредственной поддержке должностных лиц из центральной публичной администрации получить прибыльный бизнес, по сути не связанный ни с развитием аэропорта, ни с привлечением инвестиций, как это официально утверждается. Это вопиющее противоречие между скрытыми и декларируемыми намерениями и стало, по сути, причиной коллапса.

Всем, кто наблюдал за процессом, ясно, что на самом деле никакого конкурса нет, а есть лишь его имитация, поскольку бенефициар был определен задолго до его проведения. Это означает, что тендер был сфальсифицирован изначально, что, несомненно, станет предметом одного или нескольких уголовных дел в будущем, так что у тех, кто вовлечен в этот процесс, есть серьезный повод для беспокойства. Впрочем, об этом уже давно говорят независимые эксперты, известные юристы, а некоторые даже подали жалобы в Антикоррупционную прокуратуру и НЦБК, аргументируя возможные беззакония и злоупотребления.

Lagardere – главный и бесспорный фаворит действующей власти

Хотя об этом говорят уже давно, давайте еще раз вспомним эпопею, связанную с концессией площадей аэропорта и вовлечением в эту схему якобы стратегической компании, которая вызвала множество споров и практически скомпрометировала весь процесс.

Несомненно, между представителями Lagardere Travel Retail и некоторыми членами власти существуют особые отношения, а настойчивость, с которой ее интересы продвигаются в Республике Молдова, свидетельствует о возможных скрытых интересах материального характера. Международный кишиневский аэропорт всегда вызывал большой интерес у различных компаний, в том числе и извне, поскольку был и остается генератором многомиллионных доходов для тех, кто им управляет. Кстати, эта же компания была замешана в скандале в Румынии, в случае с Бухарестским аэропортом Отопень, где она участвовала в аналогичном тендере и стала фигурантом уголовного дела, возбужденного Национальным управлением по борьбе с коррупцией Румынии. Этот факт показывает, что, несмотря на имидж, который компания пытается создать на публичной арене как частный партнер стратегического значения, эта компания и, в частности, те, кто представляют ее интересы в Румынии и Республике Молдова, не совсем честны в своих отношениях с принимающими государствами, являющимися якобы ее партнерами.

Кишиневский аэропорт отобрали у Шора для передачи другим, а не для возвращения государству

Около года назад власть в Кишиневе провела целую кампанию, посвященную расторжению концессионного договора и возвращению аэропорта в государственное управление. И хотя эта тема преподносилась как исправление несправедливости, допущенной предыдущими властями, позже выяснилось, что было стремление лишь взять под контроль финансовые потоки воздушной гавани.

Об этом свидетельствует и появившаяся в публичном пространстве переписка между представителями той же компании Lagardere и экспонентами власти ПДС, из которой четко следует, что переговоры о присвоении коммерческих площадей в аэропорту велись еще до того, как концессионный договор был аннулирован. Другими словами, пока общественность пребывала в иллюзии, что справедливость наконец восторжествовала и народ вернул себе контроль над этим стратегическим государственным активом, за кулисами уже дергали за ниточки и делили деньги. По сути, прибыльный бизнес отобрали у кого-то (у Шора) и передали его кому-то другому, на этот раз приближенному к нынешней власти.

Из этого следует, что уже тогда было принято решение о том, что последующий тендер – это, по сути, формальность, скрывающая их истинные намерения. Тот факт, что компании Lagardere Travel Retail благоприятствовали с самого начала, подтверждается и решением открыть филиал в Республике Молдова в ноябре 2023 года, примерно за два месяца до объявления тендера, когда еще не было никаких сведений о том, что аэропорт снова будет отчужден, а сама президент Майя Санду заверяла, что этого не произойдет.

Очевидно, что представители Lagardere уже знали то, чего не знали обычные люди, а также другие потенциальные инвесторы, и они лишь готовились к своему следующему шагу. Более того, понятно, что все делалось в спешке, ведь офис этой «стратегической» компании с «международной репутацией», а точнее, юридический адрес ее кишиневского филиала, указанный в регистрационных документах, является фиктивным, поскольку расположен в комнатке в столичном секторе Буюкань, что совершенно нетипично для серьезной компании, заботящейся о своем имидже.

Тендер с «посвящением», одобренный непосредственно правительством

В том, что все делалось при участии нынешней власти, трудно усомниться, поскольку впоследствии выяснилось, что так называемое техническое задание, на основании которого должен был проводиться тендер, было сформулировано таким образом, что никто, кроме Lagardere, не мог претендовать на него, т. е. конкурентов не было. Более того, так называемые условия были точно подобраны к характеристикам этой компании, то есть они точно описывали ее, что ясно показывает, что они были составлены таким образом, чтобы благоприятствовать ее продвижению.

Когда организуется тендер, а интерес заключается в том, чтобы победило лучшее предложение, условия составляются таким образом, чтобы в нем могли принять участие как можно больше потенциальных инвесторов, чтобы была конкуренция, то есть побольше предложений, из которых выбирается лучшее. Разумеется, если нет скрытых интересов. В данном же случае было очевидно, что техническое задание было составлено с диаметрально противоположной целью – не допустить к конкурсу других возможных кандидатов.

Аргументы некоторых представителей ПДМ, включая министра инфраструктуры Андрея Спыну, о том, что властям нужен серьезный партнер из Евросоюза и что именно поэтому были введены такие требования, не состоятельны по той простой причине, что в Евросоюзе есть другие компании с опытом работы в этой области и международной репутацией, которые могли бы легко выполнить задачу корректной и профессиональной торговли в аэропорту, как они это делают в других аэропортах мира, гораздо более крупных, чем наш.

Это касается и немецкой компании Heinemann, которая ведет аналогичную деятельность практически на всех континентах мира и которая настаивала на участии в тендере в аэропорту в Кишиневе, но не была допущена. Это подтверждается несколькими письмами, направленными как руководству аэропорта, так и в Совет по конкуренции, в котором компания жалуется на то, что ее ущемляют в правах.

Кроме того, имеется запрос от Совета по конкуренции, в котором ведомство требует объяснений от властей и фиксирует целый список замечаний, из которых следует, что существуют обоснованные подозрения в возможной подтасовке тендера. Однако мы пока не знаем, как профильные учреждения отреагировали на эти заявления.

С другой стороны, тот факт, что тогда еще директор аэропорта Константин Возиян, который также отвечал за организацию тендера, подал в отставку, только подтверждает эти подозрения, и наиболее уместным выводом является то, что он знал о возможных злоупотреблениях и незаконных действиях и не хотел брать на себя ответственность за них.

Это также подтверждается письмом бывшего директора Константина Возияна, которое недавно стало достоянием общественности и в котором он, прежде чем уйти в отставку, заявлял, что этот тендер должен быть отменен, поскольку «не отвечает принципам прозрачности, законности и недискриминации».

После двух попыток имитации тендера власти перестали отпираться

Несмотря на то, что со временем стало очевидно, что этот тендер был организован специально для компании Lagardere, власти поначалу пытались скрыть этот факт. По крайней мере, риторически, они настаивали на том, что хотели бы, чтобы конкурс был как можно более широким, и ждали, что заявки подадут другие потенциальные инвесторы. Миссия невыполнима, поскольку, как уже было сказано, это могло бы произойти только в том случае, если бы существовал близнец компании Lagardere с точно такими же характеристиками, что нереально. Однако, чтобы сымитировать эту конкуренцию, на первом тендере, состоявшемся в начале марта, всего за десять минут до окончания срока подачи заявок, компания Le Bridge заявилась на конкурс, хотя явно не соответствовала требованиям. Уловка была настолько очевидной, что власти решили отменить конкурс и объявить другой, ссылаясь на предполагаемые организационные неполадки, но главным образом потому, что они якобы хотели привлечь более широкий круг участников.

Но на следующий конкурс было отведено всего две недели, что делало участие других компаний практически невозможным из-за короткого времени, отведенного на подготовку документов. Кроме того, на этом этапе еще больше полемики вызвало то, что в техническое задание не было внесено никаких изменений, за одним исключением – была добавлена новая статья об «освобождении от ответственности» лиц, участвующих в организации, что вновь вызывает обоснованное подозрение в попытке защитить тех, кто совершает возможные злоупотребления.

Это еще раз доказало, что в действительности другие претенденты на эту сделку никому не нужны. В результате даже компания Le Bridge отказалась от участия в конкурсе, скорее всего, не желая больше участвовать в этой схеме. Таким образом, во втором тендере осталась только компания Lagardere. Его тоже отменили и объявили новый тендер, на этот раз на 17 апреля.

Тем временем правительство внесло некоторые поправки в законодательство, которые предусматривают изменение условий организации тендера, так что в случае регистрации единственного участника тендер больше не проводится, а могут состояться прямые переговоры с потенциальным инвестором. Это свидетельствует о том, что больше нет даже попытки скрыть истинные намерения.

Однако и этот конкурс не состоялся, чему может быть только одно объяснение: независимо от того, какие договоренности существуют между ответственными лицами и как свысока ни дергали бы за ниточки, прямая ответственность остается на плечах тех, кто непосредственно организует эти процессы, прежде всего членов тендерной комиссии, и именно они вынудили отложить этот новый конкурс. Это подтверждается и прямыми обвинениями в их адрес со стороны высших должностных лиц, премьер-министра Речана и спикера Гросу, которые утверждают, что тендер «саботировался изнутри», хотя формально было заявлено, что Lagardere, единственный участник конкурса, не представил каких-то документов.

Вместо выводов

Французская компания Lagardere хочет неправомерным путем получить право на использование коммерческих площадей в аэропорту. И если это произойдет, то рано или поздно она станет объектом уголовного расследования, как в случае с тендером в Бухаресте. С другой стороны, доверие к этой компании сегодня равно нулю, так что даже если впредь она будет вести себя корректно, у нее нет морального права извлекать выгоду из этого государственного актива.

Однако вся ответственность в этой ситуации лежит на плечах нынешней власти, которая, открыто пренебрегая законами и правовыми нормами, но особенно общественным мнением, окончательно скомпрометировала идею реконцессии аэропорта. А ответственность в этом случае будет не только юридической, но и политической.

Источник: rupor.md

Еще больше новостей - в Телеграм-канале!